Дело подмосковных прокуроров: как это было

Происшествия >> 27.11.2018

Уже прошел не один год с тех пор, когда появилось нашумевшее дело о московских прокурорах, которые незаконно поддерживали игорный бизнес в Московской области. Если представить данную ситуацию сегодня, то она едва ли кажется возможной. Все потому, что за последние годы произошли изменения в законодательстве, которые как раз относятся к игорному бизнесу. Тогда подозреваемых амнистировали, но это не значит, что преступления не было.

Несмотря на противостояние между генеральным прокурором Юрием Чайкой и Александром Бастрыкиным, никто из них не потерял свою должность. Однако для того, чтобы продолжать работать на занимаемой должности, Юрием Чайкой был профинансирован фильм-расследование Алексея Навального "Чайка".

Генпрокуратура своих не бросает


В 2013 году участниками данного дела Иваном Назаровым, Маратом Мамыевым, Аллой Гусевой, а также координаторами Иваном Волковым, Владимиром Хуснутдиновым и Владимиром Наумкиным были поданы заявления. В них сообщники просили о помиловании. Перед началом 2014 года их просьбы были удовлетворены Следственным комитетом, то есть их амнистировали, а дело закрыли.

СК отправил материалы дела с целью их утверждения в Генеральную прокуратуру. Однако там сказали, что дело должно быть закрыто не по причине амнистии, а просто потому, что самого по себе преступления нет. В качестве дополнительной причины в свое оправдание Генпрокуратура назвала имя Ивана Назарова и его помощников, которых суд признал невиновными.

Следственным Комитетом Российской Федерации было установлено, что на протяжении 2009–2011 года доходная часть от нелегально работающих игровых учреждений составила 770 миллионов рублей. По словам Ивана Назарова, 80% дохода шло на потребности прокуроров, которые занимались крышеванием данного бизнеса. Следователи считают, что Алла Гусева, являясь помощником Ивана Назарова, помогала прокурорам в организации поездок за границу, ремонте квартир, домов и т.д.


В 2011 году Назарова и его помощников задержали, но поначалу они не давали показания. Лишь со временем они признались, что часть денег действительно шла в карман правоохранительных органов. Произошла некая сделка с судом, в ходе которой подозреваемых отпустили, сославшись на то, что они добровольно сознались в содеянном.

СК, прежде всего, хотел заняться делом Александра Игнатенко, который был бывшим заместителем прокурора Подмосковья. В связи с этим материалы были направлены в Генеральную прокуратуру, однако там отказывались обвинять своего бывшего сотрудника в преступлении.

Стоит сказать, что Генеральная прокуратура с самого начало рьяно защищала своих экс-коллег, не считала, что их действия в чем-то нарушают закон. В конце концов, осенью 2013 года всех участников дела отпустили, а их обвинения и аресты признались незаконными. Последним из задержанных был Александр Ингатенко. Его поймали, однако со временем также отпустили.

После закрытия данного дела, в материалах следствия СК сохранилось еще 3, которые не были утверждены Генеральной прокуратурой. Интересным предстает дело по отношению к Дмитрию Урманову, который был экс-прокурором города Озёры. Изначально он в своих интервью говорил, что не считает себя виновным. Но со временем начал обвинять Игнатенко и прокурату в том, что они препятствуют ему в помощи следствию.

Одновременно с вышеперечисленным бизнес Ивана Назарова продолжает существовать. Разница лишь в том, что на месте казино сейчас находятся суши-бары, в которых посетители играют в различные лотереи.


Последовательность событий


Зимой 2011 года сотрудниками Федеральной Службы Безопасности произошло задержание Марата Мамыева и Ивана Назарова. Их обвиняли в учреждении целого ряда нелегальных казино. В ходе следствия было выяснено, что эти подозреваемые занимали низовую позицию в мафии, принадлежащей игорному бизнесу. Большая часть вырученных средств уходила областных прокурорам, которые незаконно поддерживали казино.

В 2011 году произошло возбуждение уголовных дел против таких прокуроров, как Дмитрий Урманов, Владимир Глебов, Роман Нищеменко и других. По мнению следователей, все прокуроры являлись частью организованной группировки, основным участником которой был Александр Игнатенко. Он в самом скором времени после того, как началось следствие, скрылся от правоохранителей за границу, откуда со временем был возвращен в Россию.

В 2013 году ушел со своего поста прокурора Александр Аникин. Это произошло в разгар конфликта, связанного с игорным делом, между Виктором Гринем и Владимиром Малиновским. На место Аникина назначили Юрий Семина.

Осенью 2013 года, согласно постановлению Верховного суда, арест Темиргалиева и его коллеги Куликова был признан незаконным. Сотрудники Следственного комитета обвиняли бывших служителей закону во взяточничестве на сумму в размере больше 225 тысяч долларов. Однако еще в 2011 году, на основании показаний Урумова, было выяснено, что он передавал деньги Темиргалиеву и Куликову с той целью, чтобы они проявляли бездеятельность по отношению к казино. Действовал Урумов по приказу Козлова и Назарова.

В феврале 2014 года Юрий Чайка утверждал, что дело против него сфальсифицировано, и поэтому его должны отпустить. В итоге СК решил удовлетворить прошение относительно того, чтобы дать амнистию Ивану Назарову, Ивану Волкову, Владимиру Наумкину и другим. Но в прокураторе хотели, чтобы дело было закрыто по причине отсутствия состава преступления, но Следственным комитетом эта инициатива не была удовлетворена.

Данная история является ярким примером противостояния Генеральной прокуратуры и СК РФ.

Сейчас в Интернете нет никаких сведений относительно участников этой истории. Есть лишь слухи, которые не подтверждены конкретной информацией.